Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 24.10 70.86 0
EUR 24.10 82.50 0
Архив номеров

Юрий Богуславский – о том, как будут защищать бренд «Алтайский мед»

2015-10-08

- Юрий Александро­вич, «охранная грамота» на бренд «Алтайский мед» у вас на руках. Начали ли вы работу по его защите и борьбе с фальсификатом?

-В настоящий момент мы «гостируем» способ определения алтайского меда. Все необходимые документы отправили в Минсельхоз России и Мин­экономразвития. Теперь ждем подтверждения.

Я больше скажу: инфор­мация о том, что было заре­гистрировано наименова­ние «Алтайский мед», уже вызвала ажиотаж. Сейчас пошел шквал звонков из других регионов. Напри­мер, недавно к нам обра­тилась фирма из Новоси­бирской области, которая поставляет алтайский мед в торговую сеть «Мария-Ра». Мы им сказали, что они должны иметь ряд под­тверждающих документов.

Часто бывает так, что на баночке алтайского меда в качестве места про­изводства

обозначен со­всем другой регион. У по­купателей это вызывает как минимум недоумение.

Защита наименования места происхождения то­вара в первую очередь сводится к контролю выпуска­емой продукции. Теперь представители нашего ко­оператива могут прийти в любой магазин и прове­рить медовую продукцию. Если она вызывает подозре­ние, мы можем затребовать пакет документов: паспорт пасеки в Алтайском крае, где был закуплен мед, сви­детельство о подтвержде­нии его количества и каче­ства, справка из сельского совета. Последняя выдает­ся владельцу пасеки каж­дый год в подтверждение численности пчелосемей. После получения доку­ментов мы можем сделать несколько контрольных звонков в различные ин­станции, выдавшие бумаги.

Следующий этап - это проверка количественно­го состава. Ведь может по­лучиться так, что закупле­на была тонна алтайского меда, а по магазинам разо­шлись сотни тонн. И все под этими документами.

Если полученные све­дения нас не удовлетворя­ют, мы изымаем пробную партию товара и сдаем в лабораторию. В том случае, если мед соответствует всем параметрам, вопрос снимается. А если нет, по закону в этом случае изы­мается вся партия и на­лагается большой штраф.

-Уточните, пожалуйста: пользоваться наименовани­ям «Алтайский мед» могут все местные пчеловоды или только те, которые входят в ваш кооператив?

- Многие заблужда­ются, думая, что Богус­лавский и его товарищи стали обладателями это­го бренда и теперь будут всех сгибать в бараний рог. Обратитесь к Гражданско­му кодексу, там прописано, что наименованием места происхождения товара мо­жет пользоваться каждый субъект, производящий продукцию и находящий­ся на данной территории. При условии, что он име­ет все подтверждающие документы.

Кстати, сертификат МПТ имеет свои преиму­щества перед торговым знаком. Вспомните знаме­нитый АсШаз. Букву одну изменили - и все, закон не нарушен. В нашем случае такие фокусы не пройдут.

- По вашим расчетам, когда могут начаться ре­альные проверки?

- Мы уже сейчас, не прибегая к лабораторным исследованиям, проверя­ем происхождение алтай­ского меда. Но пока чисто информационно. Панику среди недобросовестных производителей мы уже навели.

- По вашим ощущениям, кто чаще подделывает ал­тайский мед?

- Сейчас очень много на Алтай приезжает ки­тайцев. Они закупают по 5-6 тонн меда. Подумай­те, что такое для Подне­бесной с ее миллиардным населением такой объ­ем? Я уверен, что под на­шими документами они «проведут» продукцию гораздо большего объема. Часто сомнения вызыва­ют деятельность больших фирм из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибир­ска. Можно зайти в любой столичный супермаркет и увидеть там продукцию под брендом «Алтайский мед», расфасованную где угодно, только не на Алтае.

- Думаете, у вас хватит ресурсов, чтобы с этим бо­роться?

-  Нам важен преце­дент. На крупных тури­стических выставках экс­позиции Алтайского края размещаются на сотнях квадратных метрах. А ря­дом, под боком, стоят не­большие палатки, которые торгуют якобы алтайским медом. Такие случае не еди­ничны. Теперь продавцы так поступать не будут.

В настоящий момент в «Гостином дворе» про­ходит крупная ярмарка. Из 700 участников торго­вать «алтайским медом» будут не меньше полови­ны. Хотя из нашего реги­она туда поехали от силы 20 производителей.

 

Пыльца или спектр

- Насколько я знаю, по­лучению сертификата пред­шествовала большая науч­ная работа. Из всех методов исследования меда вы вы­брали инфракрасный спек­тральный анализ. Хотя у него есть свои противники, например Сергей Тастан и Союз пчеловодов Алтая.

-В общей сложности на исследование было предо­ставлено 63 образца меда, 40 из которых взяты из са­мых медоносных районов Алтайского края. Ботани­ческий, пыльцевой, ана­лиз мы сразу отвергли. В нашем регионе произрас­тает порядка 2/3 растений, которые также встречают­ся в других территориях Сибири. Поэтому может получиться так, что мед произвели, к примеру, в Красноярском крае, а там такие же цветы, как у нас. Образно говоря: пыльца одуванчика с Красной пло­щади в Москве ничем не отличается от пыльцы оду­ванчика с площади Баварина в Барнауле.

Изотопный и ДНК-методы исследования меда считаются эффектив­ными, но слишком дорого­стоящи. От них пришлось отказаться.

Зарегистрированная в Роспатенте библиотека инфракрасных спектров меда различного геогра­фического происхожде­ния, которую разработали специалисты Алтайского государственного универ­ситета, легла в основу дока­зательной базы об ориги­нальных, неповторимых свойствах нашего продук­та. Это исследование было представлено на 150 стра­ницах. Выяснилось, что алтайский мед содержит более тысячи различных химических соединений. Образцы из других регио­нов не дотягивают до таких показателей.

-  Ваши оппоненты ут­верждают, что этот метод несовершенный и подделы­вать алтайский мед сможет кто угодно.

-Я же говорю, в меде с Алтая более 3 тыс. химиче­ских соединений. Попро­буйте подделать! Для этого нужно создать огромные заводы и современные ла­боратории. А вот ботани­ческий состав подделать легко. Берется бочка меда и пыльца наших растений, все перемешивается. Спе­циалист смотрит на обра­зец в микроскоп, видит, к примеру, пыльцу донника с предгорья Алтая и делает свои выводы.

- Подскажите, чем закон­чилось ваше противостояние с Союзом пчеловодов Алтая за наименование «Алтайский мед»? Они ведь тоже пода­вали документы в Роспатент.

- Это все неправда. На сайте Роспатента есть ре­естр, по которому можно проследить, какая компа­ния подала те или иные документы. Никто, кроме нас, в это ведомство не об­ращался. Я полагаю, что о Союзе пчеловодов Алтая начали забывать и они пы­таются подогреть к себе интерес, распространяя подобную информацию.

 

На двух уровнях

- В этом году кооперати­ву «Алтай—медовый край» исполняется три года. Что он из себя сейчас представляет?

- «Алтай - медовый край» представляет из себя многоуровневую коопера­цию, которая создана на базе районных объедине­ний. Они могут принимать в свои члены физических и юридических лиц. Перед тем как включить в наш кооператив районное под­разделение, мы проверяем его участников. Если их де­ятельность нам кажется со­мнительной, тогда даем от­каз. Недавно сказали «нет» одному из кооперативов в Чарышском районе.

В настоящий момент в «Алтай - медовый край» входят четыре коопера­тива из Солтонского, Чарышского, Целинного и Первомайского районов. Пчеловодческий коопе­ратив из Кытмановского района написал заявление о вступлении, но не внес членские взносы, поэто­му мы его пока не считаем.

- В дальнейшем как пла­нируется развивать коопе­рацию?

- Можно сказать, что со временем мы войдем в общероссийский коопе­ратив, а может, выйдем на международный уровень, ведь мечтать не вредно. Но, на мой взгляд, нужно до­вести до совершенства то, что уже есть. Естественно, в наши планы входит по­степенно увеличение па­сек на Алтае. В этом плане кооператив может оказы­вать юридическую и кон­сультационную помощь.

В дальнейшем мы пла­нируем создать собственный пчеловодческий племрепродуктор. Сей­час большинство пасек ориентировано на сред­нерусскую пчелу, хотя и карпатская порода тоже получила свое распро­странение. Она считает­ся более миролюбивой. Среднерусская пчелка агрессивнее. Уже на под­ходе к пасеке она так жуж­жит над ухом, что страшно становится.

Не исключено, что со временем в структуре кра­евого кооператива появит­ся своя кредитная органи­зация. Это позволило бы субсидировать пчелово­дов, которые в дальней­шем рассчитывались бы продукцией, готовой к ре­ализации.

-У членов кооператива есть проблемы с получени­ем займов?

- Нас вообще не заме­чают. Проблемы начина­ются при страховании пчелосемей. Если при­близительную стоимость коровы или свиньи стра­ховые компании пред­ставляют, то как оцени­вать пчел, они вообще не знают. А без страховки по­лучить кредит практиче­ски невозможно. В этом смысле в пчеловодстве огромные проблемы. У нас даже всероссийского закона, который бы регла­ментировал этот вид дея­тельности, нет.

На ваш взгляд, на­сколько эффективна госу­дарственная поддержка кооперативов?

- Поддержку могут по­лучить непосредственно члены кооператива, за­регистрированные как личные подсобные или фермерские хозяйства. К примеру, КФХ приобрета­ет технику, часть стоимо­сти государство ему воз­вращает. Компенсаций на приобретение пчело­семей у нас нет. Я полагаю, что механизм поддержки самих сельскохозяйствен­ных кооперативов требует доработки.

Анна Недобиткова.

kp_delo@altapress.ru

Источник: газета "Свободный курс" №39 от 30 сентября 2015 г.

Фото: www.yandex.ru

3056

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom