Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 24.10 70.86 0
EUR 24.10 82.50 0
Архив номеров

Сергей Тастан - о развитии важной отрасли алтайской экономики

2016-03-24

-Сергей Дмитриевич, четыре года назад в интервью газете «Ваше дело» вы сказали, цитирую: «Если нам удаст­ся внедрить все наши задумки, через , два года у нас будет лучшее пчеловод­ство в мире». Это произошло?

-Если говорить комплексно и обо всем Алтайском крае — нет. Но о нескольких пчеловодческих хо­зяйствах региона можно сказать, что они являются лучшими в Рос­сии и сейчас доводятся до уровня ведущей мировой практики.

Во-первых, в этих хозяйствах по­лучают только качественную про­дукцию пчеловодства. Во-вторых, труд там максимально механизи­рован - оборудование привезено из США, Канады и Европы. Благо­даря этому труд пчеловода облегчен и сделан рентабельным. Например, один пчеловод, привлекая на сезон­ные работы два-три человека, сейчас может обслуживать до 1 тыс. пчело­семей. Раньше это было нереально. В данное время пчеловодство - это бизнес. Хороший бизнес.

-А что не удалось сделать за эти четыре года?

-В Алтайском крае не удалось защитить региональный бренд «Ал­тайский мед», особые свойства кото­рого определяются исключительно характерными для данного геогра­фического объекта природными ус­ловиями или людскими факторами.

Все остальное на региональном уровне сделано. Понимаете, как субъ­ект Российской Федерации мы не можем перешагнуть через федераль­ные нормативные правовые акты. А еще необходим регламент Тамо­женного союза, доработка ГОСТов и принятие ряда международных до­кументов. Проект отраслевого регла­мента нами подготовлен, но еще не принят Таможенным союзом.

-Ранее также много говорилось о важности принятия местного закона о пчеловодстве. Его в итоге приняли. Но были сомнения в том, что он зара-. ботает. В итоге заработал ли он и при­нес ли какую-то пользу для отрасли?

-Закон Алтайского края о пчело­водстве признан лучшим не только на территории России, но и в СНГ. Многие страны сейчас берут его за основу,

-Все-таки региональный закон по­способствовал развитию пчеловодства в Алтайском крае?

-Конечно. В нем, например, предусмотрен план размещения пасек. Если ранее их размещали по принципу «кто где хотел», то сейчас на карте четко разнесены все коче­вые и стационарные пасеки. И пче­ловод благодаря этим планам знает, куда в течение сезона он точно по­едет. При этом если фермеры рань­ше требовали с пчеловода по фля­ге меда с «точки», где он размещает свои ульи, то сейчас уже фермеры платят или создают нектарный кон­вейер пчелам. В Алтайском крае уже реальная конкуренция между фер­мерами за пчеловода.

Кроме того, мы проводили науч­ные эксперименты в районах края и убедились, что присутствие пчело­семей значительно повышает уро­жайность у аграриев. И пчела воз­рождает дикорастущие культуры на сенокосах, естественных паст­бищах и лесных ресурсах.

И что самое главное. Сегодня в крае примерно 500 тыс. пчелосемей. Но региону нужно минимум 5 млн. пчелосемей. Если мы разовьем пче­ловодство до этой нормы, то мы воз­родим нашу фауну. Там, где есть пчела, все возрождается. Во-вторых, мы существенно повысим урожай­ность сельхозкультур, в три-четыре раза. Это уже мультипликативный эффект вложения каждого рубля в пчеловодство. При этом Алтайский край сможет обеспечить той же гре­чихой весь мир.

 

Размытый бренд

-Сейчас многое делается для про­движения и позиционирования нашего региона. В том числе и по «медовому» направлению. По вашим ощущениям, сегодня есть восприятие алтайского меда как регионального бренда? Я спрашиваю не с точки зрения юриди­ческого оформления бренда, а именно о восприятии у потребителя.

-В мире есть самый известный и раскрученный вид меда - это ма­нука. Его производят в Новой Зелан­дии. Килограмм мануки стоит 16 тыс. рублей в пересчете на российскую валюту. Так наша задача, чтобы при слове «Алтай» наш мед был равноце­нен мануке. И по цене, и по степени известности, эксклюзивности.

Я когда выезжаю на междуна­родные конференции и ярмарки, всегда беру с собой образцы наше­го меда. И, встречаясь с эксперта­ми, всегда получаю очень высокую оценку алтайского меда. При этом на образцах зачастую специально не указано, что это мед именно из Алтайского края.

Что касается восприятия потре­бителей, то бренд «Алтайский мед», скажем так, несколько размыт. По­тому что на сегодняшний день он законно не зарегистрирован. Есть Гражданский кодекс РФ, там ясно на­писано, что такое наименование ме­ста происхождения товара (НМПТ). И черным по белому указано, что НМПТ регистрируется согласно при­родным свойствам.

-Может быть, причина «размыва­ния» бренда еще и в том, что под ви­дом алтайского меда много продается совсем иной продукции?

-Безусловно. Фальсификатчиков очень много. И я прямо их так на­зываю. Под видом алтайского меда они могут продавать в городах Рос­сии и мира все что угодно. И многие люди уже забыли, что такое вкус на­стоящего меда из нашего региона.

 

Как отпечатки пальцев

-Если говорить о защите продук­ции, то летом прошлого года коопера­тив Юрия Богуславского «Алтай - медовый край» получил свидетельство о регистрации НМПТ на алтайский мед. А вместе со свидетельством и право контролировать продавцов. Какие-то видимые результаты уже есть?

-Нет. Более того, как сообщали СМИ, этот кооператив даже предпринимал попытку выдать право на алтайский мед соседним регионам. Что категорически запрещено.    А еще право на алтайский мед едва не ушло в Китай. Мы своевременно пресекли эту сделку.

Что касается контроля над про­давцами. Мы предлагали руковод­ству кооператива «Алтай - медовый край» обратить внимание на тех переработчиков, которые поставляют свою продукцию под ви­дом алтайского меда в торговые сети края. Но этого не происходит. По какой причине - нам извест­но, ведь методика, по которой они зарегистрировали наименование места происхождения товара, это химический состав, что и нужно фальсификатчикам.

Ведь сегодня фальсификатчики в России имеют настолько совре­менные технологии, что способны изготовить любой химический со­став. И потом выдавать этот «про­дукт» за алтайский мед. Хотя во всем мире определение НМПТ прово­дится только по пыльцевым зер­нам! Потому что их невозможность подделать. Это как у человека отпе­чатки пальцев - все строго инди­видуально.

При этом мы считаем, что брен­дом должен владеть не Тастан, Богус­лавский или кто-то еще. Владельцем должен быть орган исполнительной власти. По примеру бренда «Золо­той Алтай». Бренд - это достояние жителей всего Алтайского края, а не какой-то коммерческой фирмы или общественной организации.

Мы сейчас ведем научную работу по оценке биохимического состава алтайского меда. И когда мы рас­кроем весь его потенциал, сравня­емся с медом манука. Такую задачу мы себе поставили дополнительно к анализу по пыльцевым зернам.

-Возглавляемая вами ассоциация в свое время тоже обращалась в Роспа­тент, чтобы зарегистрировать право на алтайский мед.

-Согласно установленной про­цедуре мы не имеем права обра­титься в Роспатент без ходатайства субъекта Российской Федерации. Такое ходатайство нам не дали. Но его дали кооперативу «Алтай - ме­довый край».

 

Не просто торговать

-Сейчас медовые ярмарки в кра­евом центре стали заметным событи­ем. Еще несколько лет назад вокруг их проведения между объединениями пчеловодов были даже конфликтные ситуации. Конфликт разрешился? Всем понятно, кто и где может организовы­вать такие ярмарки?

-Мы подавали заявление пер­выми, но нам официально отказа­ли. И тут же выдали разрешение на ту же площадку возле театра драмы Богуславскому. На той площадке с пчеловодов теперь в день собира­ют до 3 тыс. рублей. Хотя экономи­ка там такова, что за место нужно брать максимум 600 рублей.

Мы же сами сейчас больше рабо­таем в других регионах и на экспорт. У ассоциации комплексный подход. У нас задача не просто торговать. У нас задача развития: племенная де­ятельность, поставка маток, обору­дования, инвентаря, промышлен­ные технологии и т. д. И, конечно, раскрутка и защита бренда «Алтай­ский мед».

-Можете назвать крупнейшие пе­рерабатывающие компании региона?

-Это «Алтайский пчелоцентр», «Медовик Алтая», «Мед Алтая». Есть крупные компании, которые зани­маются не только пчелопродуктами. Например, «Алтайский букет», «Ал­тай-Старовер». Требования к техно­логиям и оборудованию там очень высокие.

-В свое время вы поднимали тему создания кооперации в пчеловодстве. Она еще актуальная для отрасли?

-Конечно. Первый настоящий ко­оператив работает в Змеиногорском районе. Моя задача - помочь пчело­водам в правильном оформлении до­кументов при регистрации. Скоро ко­оператив будет в Калманском районе. Идет подготовка и в других районах. Затем можно будет регистрировать уже краевой кооператив. И главная его функция - совсем не торговая. У нас пчеловоды-промышленники, ко­торые содержат свыше 1 тыс. пчелосе­мей и производят большие объемы меда. Им нужно обновлять оборудо­вание и инвентарь, осваивать новые технологии. В этом кооперативы и будут оказывать услуги пчеловодам, независимо от форм собственности и количества пчелосемей, в расчет на пчелопродукцию.

Павел Демин

demin@altapress.ru

Источник: газета "Свободный курс" №11 от 16 марта 2016 г.

Фото: www.yandex.ru

2830

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom